килик

Ответ на пост "Кто хочет гектар вечной мерзлоты?"

kosarex сообщает о программе "Арктический гектар" в ироничном ключе: "Понятно, предприниматели задумались, как привлечь рабочую силу. Дать каждому желающему по гектару тундры. Пусть по воскресеньям пашет и сеет. Гектара тундры хватить для выпаса одной двадцатой оленя. Словом, щедрость не знает границ. А как мигранты будут рады! Целый гектар арктики под помидоры и дыни."

Вот так под шумок переводят землю из государственной в частную. Слишком много в России свободной земли. Поступят как с акциями предприятий, сначала раздадут населению, потом народ не будет знать, что с этим делать и будет с радостью продавать за копейки.

Возьмем Великобританию, которую так любят российские олигархи и чиновники. 85% земель этого замечательного королевства принадлежит неизвестно известно Кому, 5% принадлежит крестьянам, а 15% официально записано за известно Кем. Поэтому Королеве и всё равно, кто там премьер-министр.

Так что уйдет Путин со своей командой на пенсию вместе с землей. Главное, всё по закону и с соблюдением права собственности. Эта тонкость действий и смущает. Может, Елизавета II о чем-то знала, когда жаловала своему подданному титул барона Сибирского? Бароны, кстати, стоят в самом низу английской дворянской иерархии, это титул для галочки. Шотландских баронов даже в пэры не пускают. Но всё таки барон -- это уже не крестьянин, и уж тем более не живущий на вечной аренде крепостной-копигольд.

Сам Лебедев родом из Москвы, поэтому не совсем понятно, почему в титуле фигурирует Сибирь. Русская служба Би-би-си задала этот вопрос российскому посольству в Лондоне и ожидает ответа. [..] Хотя говорят, что почта все равно ошибается и лорды-однофамильцы постоянно получают письма друг друга.

Ждём барона Дальневосточного и барона Арктического.
килик

Вечное сияние культуры короткоживущих

Неиспользуемая власть очень скользкий момент для советских и постсоветских людей. Это хорошо видно на примере знаменитой франшизы "Гарри Поттер". Маги у Роулинг выше суетливых маггловских (человеческих) дел: мировой политики, войн, игры на бирже и тд. При этом возможность магического контроля над маггловским миром существует, так как маги способны движением палочки изменять любые физические законы. Как можно иметь такую силу и не властвовать над миром? Не купаться в роскоши? Не владеть скромным гаремом хотя бы из десяти девиц? Эти вопросы постоянно повторяются в бесчисленных фанатских произведениях и обсуждениях на постсоветском пространстве.

При этом ответ на подобные вопросы заложен в центральном конфликте произведения. Роулинг бескомпромиссно показывает, как меняет силовой путь, на примере Пожирателей Смерти и их детей. Маги, поддавшиеся темной стороне, теряют человеческий облик и разум — это Фенрир, Воландеморт, Белла Лестрейндж. Балансирующие на грани добра и зла Снейп, Грюм, и Малфой, вызывают негативные чувства и у героев книг, и у западных людей, почти до самого конца.


Но постсоветский человек с образом "вседозволенности, неизбежно ведущей во Зло" внутренне не согласен. Это не согласие формулируется по сталинистскому шаблону: жертв было не так уж много. Вот, скольких магов достоверно убил своей рукой главный злодей Воландеморт? Меньше десяти за все семь книг. А за две гражданские войны у магов погибло максимум 50 человек, при чем с обеих сторон. После XX века такие цифры жителя постсоветского пространства не пробирают.

Но цифры потерь становятся страшными, если представить, что в какой-то степени роулинговские маги — это эльфы Толкиена. Маги тоже долгожители, могущественны и при этом ведут размеренно-консервативный образ жизни. Поэтому для магов (как и для эльфов) убийство даже двух сограждан — Зло без толкований, а покушение на младенца совершенно запредельная вещь.

К сожалению, на постсоветском пространстве понять это непросто, так как в СССР "эльфы" и память об "эльфах" уничтожались целенаправленно. Всё, что у нас осталось от той цивилизации -- артефакты, назначения которых понять мы не способны. Этот культурный постапокалиптичный разрыв уловили Стругацкие в "Пикнике на обочине", и затем эту идею обнажил Тарковский в "Сталкере".


Так как судьба "хоббитов" и "гномов" в СССР тоже была незавидна, то в советской и постсоветской культуре действуют только "люди" и "орки". Если люди отбивают власть у орков — это победа добра, если орки у людей — это победа зла. Иногда фигурируют ряженые в эльфов. Всегда льются реки крови, потому что у орков и людей биологически нет возможности строить вековые планы, а бескровный вариант решения проблем всегда долгий.

Получается, в исходные условия бытия уже заложена аморальность. Эта аморальность и является основной причиной, по которой советская и постсоветская культуры так похожи (разница между ними только эстетическая, но не глубинная), и обе так трудно идут на экспорт.

Пострусская культура -- культура, сформированная вне советского дискурса в 2010-е годы, напротив, лишена какой-либо аморальности. Но достигается это за счет максимального подражания лучшим западным образцам. В результате, пострусская культура не находит понимания у советского и постсоветского человека, к тому же она глубоко вторична с эстетической точки зрения. Советские и постсоветские люди предпочитают либо глубинно-понятное своё, либо западный оригинал. Любопытно, что образцы западной культуры тоже воспринимаются через фильтр аморальности, например, западные эльфы всегда подозреваются в злонамеренности и фейковости.

Яркий пример пострусской культуры — сериал "Эпидемия", снятый для Нетфликс. Несмотря на широкую поддержку и искреннюю гордость "за наших" на всех уровнях общества, сериал из-за своей духовной подражательности с треском провалился на постсоветском пространстве. Зритель просто не поверил в происходящее. Сериал не спасла даже выдержанная западная стилистика, которая с 1917 года воспринимается как трофей (потому что жить как у них в условиях постапока могут себе позволить только вожди и их приближённые). Эту трофейность умело использовал популярный российский сериал "Чики", который всё так же воспроизводит аморальный сюжет "люди против орков", и подкупает зрителя тем, что снят в тонах американского гетто — это сразу же предает происходящему недоступный для российской действительности шик. В некоторой степени обаяние сериала понять можно: так свежо и красиво постапокалиптичный быт советских территорий ещё никто не снимал.


Пострусская культура должна исчезнуть. Это её предназначение — напитаться через копирование, а затем умереть, тем самым создавая почву для чего-то нового. Но потенциальные эльфы, гномы и хоббиты массово покидают постсоветское пространство: по своей воле, либо под давлением. Это отток не только финансовый и интеллектуальный. Каждый долгоживущий забирает с собой семечко, маленькую вероятность формирования новой культуры. Менее чем через 20 лет пострусская культура окончательно разложится, а плодородные земли в лучшем случае зарастут сорняками, хотя вероятнее всего будут вытоптаны ордами кочевников.

Послушайте! Ведь, если звезды гаснут — значит — это кому-нибудь нужно?
килик

(no subject)

Интернет -- сверхскоростной театр, в нём любой примеряет какую угодно маску или даже несколько одновременно.

В мире до Интернета: чем ниже стоял человек по социальной лестнице тем меньший набор ролей ему полагался; элитные школы от рабочих отличались в том числе наличием ученического театра; за некоторые роли непосвященный платил здоровьем и жизнью.

Интернет высвободил потребность играть, которая была с человеком с доисторических времен, и находила раньше выход в ритуалах, пьянстве, искусстве и спорте.

Первое поколение, выросшее в интернете, это поколение Л(ицедеев). Неудивительно, что их считают инфантильными. В доинтернетовскую эру только дети и юродивые могли играть, что угодно.

Переделанное Вольтеровское: "Я не согласен ни с одной ролью, которую вы играете, но готов умереть за ваше право играть их".
килик

Оптимистично

Я с большим оптимизмом смотрю в будущее, потому что генетическую базу россиян и цифровой концлагерь будут организовывать на местах те же люди, что отвечают за ливневую канализацию в Чертаново.

килик

90-е

В 90-е всё было серым и ярким, бомба рванула в тумане, спешные баррикады из бреда, бутылок, баулов, экранов.
В дыму угорали и жгли без разбора, кто мордой в пол, кто по подвалам, кто под иконами.
Неразборчивые страницы поколения friendly fire. Пожарные-пожарники-погорельцы тушевали на ощупь границы, по локоть в копоти стяжали ключи от рая.
килик

***

дата, время ___,
обстоятельства ___,
{описание толпы}
речи, слёзы, обязательства
фото_в_ряд_гробы
...
МЫНЕЗНАЛИ, МЫ НЕ ПОНИМАЛИ,
(НАША ОБЩАЯ ИСТОРИЯ)
помним?
(цы)